Cng-cylinders.ru

Строительный журнал
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оплавленные кирпичи брестской крепости

История подвига. 10 вопросов и ответов об обороне Брестской крепости

22 июня 1941 года жизнь советских людей изменилась навсегда. Началась война, принесшая нашему народу тяжелейшие испытания, страшные потери, нечеловеческие муки. Встал вопрос даже не о судьбе государства, а о будущем народов, его населявших.

Его, этого будущего, могло и не быть. Планы гитлеровцев предполагали планомерное сокращение численности населения тех, кого они причислили к «низшей расе».

Скептики, впрочем, утверждают, что история обороны Брестской крепости была мифологизирована, и в действительности гитлеровцы добились успеха на этом направлении достаточно быстро. В нашем материале мы попробуем ответить на самые распространенные вопросы об одном из первых эпизодов Великой Отечественной войны.

Герои, о которых заговорили только через 10 лет после окончания войны: Неудобная правда о Брестской крепости

Сегодня – канун Дня памяти и скорби. 22 июня – особый трагический день в истории России, одна из самых великих и горестных дат страны – начало Великой Отечественной войны. В ночь с 21 на 22 июня Германия напала на СССР. Одной из первых приняла на себя удар Брестская крепость, бойцы которой сражались с невероятным упорством и мужеством: «Я умираю, но не сдаюсь». Однако мало кто знает, чтобы было с этими героями после. Ведь о том, что они совершили подвиг, не говорилось даже после окончания Великой Отечественной войны. О защитниках Брестской крепости заговорили лишь спустя десять лет после 1945-го. Тем, кто уцелел в той беспощадной бойне, пришлось пережить допросы в НКВД, ссылки и позорное клеймо — «он был в плену».

Они герои. Это их стальной волей и невероятным мужеством восхищался враг. Защитники Брестской крепости первыми приняли удар превосходящих сил противника, дали ему первый бой.

«Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» — эта надпись осталась не только на стене крепости, но и, пожалуй, в сердце каждого из нас – как напоминание о страшной, безобразной войне и о том, как остаться в ней Человеком и Солдатом.

Не успели понять, что это война

На территории Брестской крепости к утру 22 июня из 9000 человек не более 1200 имели при себе оружие. Ведь войну не объявляли, а значит, по уставу солдаты дежурных подразделений могли иметь в лучшем случае 45 патронов на каждую винтовку.

Кроме того, подавляющая часть этих людей относились к тыловым или техническим подразделениям разных полков и дивизий. А часть их, по мнению историков, всего за несколько дней до этого были призваны на учебные сборы. То есть к военному делу еще не имели никакого отношения.

По свидетельствам и документам, более семи тысяч бойцов и командиров, размещенных в Брестской крепости, попали в плен. Многие сами говорили, что, оказавшись в плену, они не понимали, что война уже началась.

Бои за Брестскую крепость, реконструкция. Фото: globallookpress.com

У тех, кто принял бой, не было ни единого шанса. Те, кто сражался, понимали, что скорее умрут, чем поднимут руки.

Неприятный сюрприз для немцев

22 июня 1941 года артиллерия 45-й пехотной дивизии открыла огонь по крепости. А всего было пущено свыше семи тысяч снарядов калибра 105 мм. Цитадель крепости была охвачена пожарами.

Впрочем, когда немцы решили, что им удалось поразить врага, их ожидал самый большой и неприятный сюрприз. Немецкие пехотинцы из 3-го батальона 135-го полка, ворвавшиеся через Западный остров, начали захватывать строения. Но в близлежащих казармах были боевые подразделения двух батальонов 84-го и 455-го стрелковых полков. Наши солдаты успели кое-как вооружиться и дать отпор врагу, да такой, что немцам пришлось отступить, хоть и на короткое время. Командовали обороной там капитан Зубачев и комиссар Фомин.

Из окон казарм наши начали расстреливать фашистов практически в упор. А затем бойцы выскочили вперед – в штыковую атаку. От смерти удалось уйти только тем немцам, которые успели добежать до бывшей гарнизонной церкви.

Эти свидетельства есть у немецкой стороны, которая фиксировала подробно все происходящее. Кстати, именно в этот же момент было захвачено и нескольких пленных. Вполне возможно, что это первые немецкие оккупанты, которые попали в русский плен во время Великой Отечественной войны.

Что потом было с героями

О том, что высшее командование страны не верило в предстоящее нападение Германии, говорят многочисленные документы. Одним из таких стало рассмотрение дела майора Петра Гаврилова «за распространение панических слухов о войне». Оно было назначено на 27 июня 1941 года.

Ирония в том, что в этот день он отбивал атаки немецких войск на Восточном форте Брестской крепости.

«Восточный форт сражался несколько дней, пока немцы не сбросили полутонную бомбу на склад боеприпасов, — рассказывает историк Владимир Бешанов для «КП». — После взрыва треть подковы форта была снесена, гарнизон остался без оружия и сдался. Все, кроме командира».

Майор Гаврилов, по историческим данным, скрывался в крепости до 23 июля. А когда врагам удалось его схватить, то он, полуживой, сумел убить одного и ранить нескольких гитлеровцев.

Майор Гаврилов пробыл в плену до 1945 года. Он сумел выжить в концлагерях. После войны его не только исключили из рядов КПСС, но и отправили по распределению в Сибирь.

После войны Петр Гаврилов потерял семью, которая осталась в Бресте. Уже спустя много лет судьба его свела с женщиной, которая поведала ему, что его родные живы. Только здоровье жены сильно ухудшилось – парализованная, она была в доме инвалидов. Тогда Гаврилов тут же сорвался к ней и забрал ее.

Лишь в 1957 году заслуги Гаврилова в первые дни Великой Отечественной войны оценили по достоинству. Он получил звание Героя Советского Союза и сразу два ордена Ленина.

«Подштанники – подредактировать! Наши бойцы должны быть красивыми»

Кстати, журналист Сергей Смирнов нашел около четырехсот защитников крепости, вернул стране героев, а героям — нормальную жизнь. Его книга о защите Брестской крепости, а потом передача на телевидении «Рассказы о неизвестных героях» имели фантастический успех.

Историк Владимир Бешанов, написавший несколько книг о Брестской крепости и о героях, рассказывает, что все бойцы, сражавшиеся за нее, были названы героями спустя десятилетие после окончания войны.

Читать еще:  Кирпич глубокий ростовской области

По версии сталинского правления того времени, все те, кто сдавался в плен, были неизменно предателями. Хотя сами немцы признавали, что в плен сдавались не многие. Наши бойцы предпочитали умирать с оружием в руках.

«Гитлеровцы даже развешивали буханки хлеба на деревьях, чтобы наши сдавались, — рассказывает историк. — Знаете, даже в наше время, когда я сдавал рукопись «Брестской крепости», у редакторов возник странный вопрос. В рукописи приводятся слова командира 45-й немецкой дивизии, которая атаковала крепость: «русские в подштанниках выскочили» и стреляли из винтовок. Мне сказали: ну как это наши советские воины и в подштанниках? Надо подредактировать!»

По мнению историков, бойцы, сражавшиеся за нее, были названы героями спустя десятилетие после окончания войны. Фото: globallookpress.com

Историк уверен, что именно в этой детали показан характер наших бойцов, тот, которым, кстати, так восхищался враг.

«Это впитанный годами штамп — у нас все красиво должно быть на войне, — отмечает Бешанов. — А на войне страшно, безобразно».

Мы не ожидали войны? Или были к ней просто не готовы?

Стратегического значения Брестская крепость не имела никакого, она вообще к обороне не предназначалась. Крепость была нужна командованию как огромный казарменный форт. Но самый главный вопрос: почему же тогда в апреле 1941 года все внутренние военные округа собрались и поехали на Брест?

«Здесь разместились Сибирский и Кавказский военные округа. Хотя размещать их было негде, солдатские кровати стояли в четыре яруса, — отмечает Бешанов. – Нам все говорили, что мы якобы не ожидали нападения. Но по всем документам и фактам выходит, что мы готовились к наступательной войне. С той лишь разницей, что мы вообще не были готовы ни к какой войне».

«Этот наказ не забыт»

Российский лидер Владимир Путин, выступая на военном параде в честь Дня Победы на Красной площади, заявил, что тот наказ – «Умираю, но не сдаюсь» — никогда не будет забыт, эта клятва принята на вооружение сегодняшними солдатами.

Он напомнил, что отступления и тяжелые потери первых лет Великой Отечественной войны не сломили наш народ.

«Умираю, но не сдаюсь» — девиз, который в сердце у каждого российского жителя. Фото: globallookpress.com

«Этот наказ не забыт, эта клятва принята на вооружение сегодняшним поколением защитников Отечества и является главным залогом абсолютной надежности и непобедимости русского оружия, — сказал Путин. — Этой обнаглевшей силе – фашизму — покорились многие государства, и безнаказанность застилала нацистам глаза. Они думали, что смогут так же в считаные недели подмять под себя и Советский Союз, тысячелетнюю историческую Россию. Не вышло».

muzejsveta

КАЖДУЮ ЛАМПОЧКУ СВЕТ УБИВАЕТ!

  • Recent Entries
  • Friends
  • Profile
  • Archive
  • Tags
  • Memories

Из Братского Музея Света — кирпич Брестской крепости

Из почты Музея Света:

Кирпич Брестской крепости. Только что перечитал «В списках не значился». Всё так совпало — до озноба.

Галина Зеленкина, Кодинск:

Не знала, что в музее хранится кирпич от Брестской крепости. Я родилась в Бресте. Наш дом был в 2-х км от разрушенной Брестской крепости. Мы там играли, собирали патроны и всё, что вызывало детский интерес. А потом друг перед другом хвастались трофеями.

Олег Романов, Касимов:

Крепость строил генерал Д.М. Карбышев — которого в ледяную глыбу превратили. Только что прочитал журнале «Родина» №4 апрель 2015 — случайно купил в киоске «Роспечать» в Касимове. В номере подлинные фото защитников Брестской крепости, сделанные немцами. Их собрал известный писатель-маринист, каперанг Н. Черкашин. Он живет в Москве на Преображенке. Выставил фото в подъезде. До этого они выставлялись в Бресте. С 13 марта выставка «Брест-41. То, что не было снято» экспонируется в редакции «Российской газеты» и журнала «Родина». Снимки — впечатляют!

В Братском Музее Света есть небольшой фрагмент Брест-Литовской крепости, известной в народе как Брестская, в которой советские солдаты очень долго сопротивлялись фашистам в 1941 году. Как он попал в Братск рассказывает организатор музея Юрий Бордонский:

Наибольшему разрушению Брестская крепость подверглась в послевоенные годы.Люди из этого кирпича строили себе жилище.Сейчас пришел срок разбора и этих домиков.Вот такой кирпичный круговорот!И знакомые люди нам прислали по моей просьбе,т.к. наша семейная история связана с защитниками Брестской крепости — в последствии-заключенными ГУЛага. Моя бабушка Ружицкая Лариса Иннокентьевна писала для них прошение о реабилитации еще до выхода знаменитой книги «Брестская крепость» Сергея Смирнова.А руководитель обороны крепости был майор Гаврилов, который до апреля 1945 года сидел в немецком концлагере, а осенью 1945 уже стал начальником советского лагеря,заключенные которого строили железную дорогу Тайшет-Лена.Дорогу в Братск. Так Братск стал связан через этот кирпич с Брестской крепостью. И наш кирпич Брестской крепости показывает, что мы не одиноки!Много людей останавливаются возле него,т.к. это не просто кирпич — это большая народная память о страшной Великой Отечественной войне!

Известный всем нам Евстигнеев стал начальником ОзерЛага чуть позже.

О Братском Музее Света в моём ЖЖ:

Оборона Брестской крепости в 1939 году

На следующий день после начала Второй мировой войны, 2 сентября 1939 года, Брестская крепость впервые подверглась бомбежке со стороны немцев: немецкие самолёты сбросили 10 бомб, повредив Белый дворец. В казармах крепости в это время располагались маршевые батальоны 35-го и 82-го пехотных полков и ряд других, достаточно случайных частей, а также мобилизованные резервисты, ожидавшие отправки в свои части.

Гарнизон города и крепости был подчинён оперативной группе «Полесье» генерала Францишека Клееберга; начальником гарнизона 11 сентября был назначен отставной генерал Константин Плисовский, который сформировал из имевшихся в его распоряжении подразделений общей численностью 2000—2500 человек боеспособный отряд в составе 4 батальонов (три пехотных и инженерный) при поддержке нескольких батарей, двух бронепоездов и некоторого количества танков «Рено FT-17» времён Первой мировой войны. Противотанкового оружия у защитников крепости не было, между тем им пришлось иметь дело именно с танками.

К 13 сентября из крепости были эвакуированы семьи военнослужащих, мосты и проходы заминированы, главные ворота заблокированы танками, на земляных валах устроены окопы для пехоты.

На Брест-над-Бугом наступал 19-й бронетанковый корпус генерала Гейнца Гудериана, который двигался со стороны Восточной Пруссии на встречу с другой немецкой танковой дивизией, двигавшейся с юга. Гудериан намеревался захватить город Брест, чтобы не дать защитникам крепости отступить на юг и соединиться с основными силами польской оперативной группы «Нарев». Немецкие части имели превосходство над защитниками крепости в пехоте в 2 раза, в танках — в 4 раза, в артиллерии — в 6 раз. 14 сентября 1939 года 77 танков 10-й танковой дивизии (подразделения разведывательного батальона и 8-го танкового полка) попытались взять город и крепость с ходу, но были отбиты пехотой при поддержке 12 танков FT-17, которые при этом были подбиты. В тот же день немецкая артиллерия и авиация начали бомбардировку крепости. На следующее утро после ожесточённых уличных боёв немцы овладели большей частью города. Защитники отступили в крепость. Утром 16 сентября немцы (10-я танковая и 20-я моторизованная дивизии) начали штурм крепости, который был отбит. К вечеру немцы овладели гребнем вала, но прорваться дальше не смогли. Большой урон немецким танкам нанесли два поставленных в воротах крепости FT-17. Всего с 14 сентября было отбито 7 немецких атак, при этом потеряно до 40 % личного состава защитников крепости. При штурме был смертельно ранен адъютант Гудериана. В ночь на 17 сентября раненый Плисовский отдал приказ покинуть крепость и перейти через Буг на юг. По неповреждённому мосту войска ушли в Тереспольское укрепление и оттуда в Тересполь.

Читать еще:  Видишь кровь это кровь кирпича батрутдинов

22 сентября Брест был передан немцами 29-й танковой бригаде Красной армии [1] . Таким образом, Брест и Брестская крепость вошли в состав СССР.

Оборона Тереспольского укрепления

Ст. лейтенант Мельников, лейтенант Жданов, Ст. лейтенант Черный

Под прикрытием артиллерийского огня на рассвете 22 июня передовому отряду 45-й пехотной дивизии врага удалось прорваться через Тереспольские ворота в Цитадель. Однако защитники остановили дальнейшее продвижение противника на этом участке и несколько дней прочно удерживали занятые позиции. Здесь сражались группа начальника курсов шоферов ст. л-та Мельникова Федора Михайловича, 80 пограничников во главе с лейтенантом Ждановым и бойцы транспортной роты во главе со старшим лейтенантом Черным Акимом Степановичем — всего около 300 чел.

Потери немцев здесь, по их собственному признанию, «особенно офицеров, приняли прискорбные размеры. Уже в первый день войны на Тереспольском укреплении были окружены и разгромлены штабы двух немецких частей, убиты командиры частей». В ночь с 24 на 25 июня объединенная группа ст. л-тов Мельникова и Черного совершила прорыв на Кобринское укрепление. Курсанты во главе с л-том Ждановым продолжали сражаться на Тереспольском укреплении и 30 июня пробились в Цитадель. 5 июля бойцы решили идти на соединение с Красной Армией. Прорваться из осажденной крепости удалось только троим — Мясникову, Сухорукову и Никулину.

Курсант окружных курсов шоферов погранвойск Мясников Михаил Иванович сражался на Тереспольском укреплении и в Цитадели до 5 июля 1941 года. С группой пограничников прорвался из вражеского кольца и, отходя белорусскими лесами, соединился с частями Советской Армии в районе Мозыря. За героизм, проявленный в боях при освобождении города Севастополя, старшему лейтенанту Мясникову М.И. было присвоено звание Героя Советского Союза.

Старший лейтенант Черный Аким Степанович, командир транспортной роты 17-го Краснознаменного пограничного отряда. Один из руководителей обороны на Тереспольском укреплении. В ночь на 25 июня вместе с группой старшего лейтенанта Мельникова пробился на Кобринское укрепление. 28 июня контуженым был захвачен в плен. Прошел фашистские лагеря: Бяла-Подляска, Хаммельбург. Принимал участие в деятельности подпольного антифашистского комитета в лагере Нюрнберг. Освобожден из плена в мае 1945 года.

Модернизация

Цитадель — это центральное укрепление. Она представляла собой две двухэтажные постройки из красного кирпича. Длина окружности этого сооружения — 1,8 км. Толщина стен — два метра. Во второй половине XIX столетия сооружение было модернизировано. Теперь крепость окружало каменное кольцо с окружностью в 32 км. В 1876 году здесь была построена православная церковь.

Такова краткая история Брестской крепости. Но мы рассказали лишь о том, что представляло собой сооружение в XIX столетии и какими преимуществами оно обладало перед подобными конструкциями. В XX веке эта крепость отчасти утратила свое значение.

Говорящие камни Брестской крепости.

Богат и могуч русский язык

Правила взаимоотношений начала XX века

О мужестве защитников Брестской крепости слагали легенды, но ни одна легенда не смогла затмить исторической правды — такой невероятной она была.

Небольшой белорусский город Брест, многие века стоящий на границе, прошедший сквозь множество битв и сражений, в числе первых принявший на себя неожиданный удар фашистской Германии утром 22 июня 1941 года, уже только одним этим достоин восхищения. О мужестве защитников Брестской крепости слагали легенды, но ни одна легенда не смогла затмить исторической правды — такой невероятной она была.

Неспокойная судьба Берестья.

Холмские ворота цитадели Брестской крепости. Перед гилтеровцами была поставлена задача молниеносно захватить их и Брестские ворота, чтобы блокировать выход из цитадели, но этот план был сорван.
Фото: Szeder László wikimedia.org

Если первоначально Берестье входило в состав Туровского княжества, то уже в ХIV–ХVI веках город принадлежал Великому княжеству Литовскому, а в 1569 году, согласно Люблинской унии, отошел Речи Посполитой. И лишь в 1795 году по третьему разделу Польши Берестье, теперь уже Брест-Литовск, вошел в состав Российской Империи. Понятно, что все это не обходилось без политических интриг и военных столкновений.

Городу с таким «шатким» геополитическим положением требовалась хорошая система защитных сооружений. Поэтому в середине XIX века, когда царская власть особое внимание уделяла укреплению западных рубежей империи — уже после Отечественной войны, во время которой, кстати, многострадальный город был оккупирован французами, — Николай I повелел построить в Брест-Литовске мощную крепость, способную дать отпор любому врагу. За шесть лет — с 1836 по 1842 год — над Бугом на месте средневекового города выросла хорошо укрепленная цитадель, при этом были уничтожены практически все исторические сооружения древнего Бреста (а это не менее пятисот строений), а в двух километрах восточнее возник новый город.

Казармы у Холмских ворот цитадели. Именно в этой, самой малой по площади части крепости, была наибольшая концентрация материальных средств и личного состава.Фото автора.

Культурный девятнадцатый.

Карта-схема Брестской крепости и окружающих её фортов. 1912 год.
Читать еще:  Как восстановить кирпич андроид alcatel one touch

Больше других религиозных строений Бреста меня поразил гарнизонный Свято-Николаевский храм, построенный в 1876 году в центральной части крепости: массивный, в греческом стиле, с огромным куполом. Говорят, раньше он отапливался с помощью каминов как дворцы или бани. Когда Брест в очередной раз принадлежал Польше (после Рижского мирного договора 1921 года), храм перестроили в католический гарнизонный костел Святого Кристофа. А с 1939 года и до самого начала Великой Отечественной войны в нем размещался красноармейский клуб. В 1990-х годах храм был отреставрирован и сейчас предстает перед посетителями мемориального комплекса во всем блеске.

Польские танки FT-17, блокировавшие северные ворота в Брестскую крепость против немецких сил в сентябре 1939.

В XIX же веке в Бресте часто бывали «транзитом» известные русские писатели, например Петр Вяземский, Вильгельм Кюхельбекер, Петр Чаадаев, Александр Грибоедов. Вот, кстати, весьма интересный факт. В 1814 году в Бресте шумным праздником русские офицеры отмечали награждение командующего кавалерийскими резервами генерала Кологривова орденом святого Владимира первой степени, о чем Грибоедов поведал журналу «Вестник Европы». А случился этот праздник, как это ни странно, именно 22 июня, ровно за 127 лет до начала Великой Отечественной войны… Все-таки 22 июня — странный день: самый длинный в году, праздник начала лета, летнее солнцестояние и… День Памяти и Скорби.

Они умирали, но не сдавались.

По одному виду этих страшных руин можно было судить о силе и жестокости происходивших здесь боев.
Фото : Lite wikimedia.org

Вот Холмские ворота, очертаниями напоминающие средневековый замок. Каждый кирпичик здесь рассказывает о жестокой бойне. Немцы шли через мост с той стороны реки, наши оборонялись в стенах кирпичных казарм. И фактор внезапности, и численное превосходство, и большие технические возможности — все играло в пользу гитлеровских войск. С нашей стороны были только мужество, отвага и чувство долга. Ворота буквально изрешечены пулями и снарядами, нет ни одного целого кирпича. Каково было защитникам крепости под таким шквальным огнем.

Вот советский боец, нагнувшись, спасаясь от вражеских пуль, тянется к каске с водой. Он так и застыл каменным изваянием в памятнике «Жажда». В крепости не было воды. Несколько недель гарнизон мучился жуткой жаждой на знойной июньской жаре, в постоянной близости от полыхающих пожаров, окутанный дымом, гарью и нестерпимым запахом разложения. И хотя вокруг были реки, достать оттуда воды было почти невозможно: немцы никого не подпускали к берегу. Многие рисковали своей жизнью, под покровом ночи пытаясь зачерпнуть хоть немного воды в каску или котелок и доставить эту ценнейшую влагу женщинам и детям, которые все это время прятались в глубоких подвалах казарм. Каково было все время видеть воду и не иметь возможности ее пить.

Вот музей обороны Брестской крепости, разместившийся в одной из более-менее уцелевших казарм. Прогуливаешься по его затемненным залам, рассматривая старые фотокарточки, пробитые осколками каски, котелки, потускневшие знамена, и не хочется произносить ни слова. Хочется молчать и слушать, как все эти предметы, найденные в крепости, рассказывают историю действительно героической обороны. Будильник, остановившийся от взрыва в первые минуты войны, истерзанный листочек с Приказом №1, составленным на третий день обороны, знамя 393-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, спрятанное бойцами в 1941-м и найденное одним из них в 1956-м, профсоюзный билет старшей медсестры, где она записывала имена раненых и погибших…

Вход в мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» осуществляется через отверствие в виде гигантской звезды, врубленной в железобетонный прямоугольник.
Фото автора.

Да, от крепости остались одни развалины, среди которых теперь гордо возвышаются памятники и мемориалы. И хотя в архивах хранятся десятки документов, официально подтверждающих героическую оборону Брестской крепости, никакие донесения и приказы не могут передать то, что передают надписи, оставленные защитниками цитадели на ее стенах: «Умрем, но не уйдем!», «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои», «Умрем, но не уйдем отсюда!», и знаменитое «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!», нацарапанное 20 июля 1941 года, — на 29-й день войны. И ничто не способно затмить силу этих слов.

Рельсы уводят вдаль.

Главный монумент «Мужество» мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» — голова воина на фоне развернутого знамени. На тыльной стороне Главного монумента — барельефы, рассказывающие об обороне крепости. Фото автора.

Этот вокзал утром 22 июня 1941 года тоже превратился в самую настоящую крепость. Небольшая кучка отважных железнодорожников, милиционеров и ночевавших здесь пассажиров организовала оборону здания. Учитывая силы противника, я бы сказала, отчаянную оборону. Целых семь дней добровольные защитники вокзала, укрываясь в подвалах, не обращая внимания на газовые атаки и ультиматумы, отбивали атаки немцев. И когда боеприпасы кончились, они тайком бежали на фронт, чтобы там продолжить борьбу.

Сейчас здесь довольно тихо и спокойно. Поезда приходят и уходят, туда-сюда снуют перегруженные вещами люди — сказывается близость белорусско-польской границы. Я тоже увожу из Бреста кое-что. Я увожу чувство благодарности и признательности тем, кто с таким рвением защищал наше будущее во время Великой Отечественной. Я увожу частичку храбрости, мужества и отваги, которыми буквально пропитана вся брестская земля…

Правда ли, что в Москве ничего не знали о боях в Брестской крепости?

Действительно, не знали практически ничего. Подразделения, успевшие отойти на восток, не имели информации о тех, кто остался. То, что сопротивление немцам оказывалось, командование знало, но никаких данных о его продолжительности, ожесточенности и судьбе выживших советских бойцов не было. В феврале 1942 года в районе села Кривцово на Орловщине советские войска добивали остатки немецких частей, ранее потерпевших поражение под Ливнами. Среди захваченных трофеев оказался и целый архив штаба немецкой дивизии. Во время его разбора нашли документ, озаглавленный «Боевое донесение о взятии Брест-Литовска». Из него советскому командованию впервые стало известно об упорном сопротивлении, оказанном гитлеровцам защитниками Брестской крепости. Однако восстанавливать общую картину событий пришлось в течение многих лет, опираясь как на немецкие документы, так и на воспоминания выживших участников обороны.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector