Cng-cylinders.ru

Строительный журнал
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Это вам не кирпичи таскать

Купил популярный неубиваемый чехол для iPhone 11. Мне даже не стыдно

Выбрать хороший чехол непросто. Можно взять оригинальный кожаный кейс Apple, что я с радостью бы сделал. Но для iPhone 11 его не выпускают…

Поэтому приходится выбирать вариант среди других производителей. Тут есть два выхода: сэкономить и мириться с компромиссами, либо взять подороже и качественнее.

Я решил пойти по второму пути и начал изучать рынок в поисках идеального чехла для iPhone 11. Критерии следующие: не уродливый, продуманный и с хорошими материалами. Как оказалось, на рынке не так много компаний, которые соблюдают все три пункта.

Когда уже не знал, где еще искать чехол, случайно увидел рекламу Urban Armor Gear (UAG). Раньше слышал про эту компанию, но никогда не пользовался её продукцией.

Изучив ассортимент, взял самую топовую модель UAG Monarch. Две недели хожу с ним, и могу с уверенностью сказать, что это лучший чехол, который у меня когда-либо был.

А теперь — цитаты.

# 1. Он о зайцах думает. О нас кто подумает? Адмирал Иван Федорович Крузенштерн?

Заботьтесь о себе и берегите себя — потому что без вас этот мир станет гораздо хуже. Кот Матроскин рекомендует, адмирал Крузенштерн поддерживает.

# 2. Не пр-равильно ты, дядя Фёдор, бутер-рброд ешь. Ты его колбасой кверху держишь, а надо колбасой на язык класть, м-м-м, так вкуснее получится.

Иногда самое небольшое изменение сделает все гораздо лучше и вкуснее. Совершите что-то неожиданное. Переверните бутерброд. Найдите свой способ поедания пончиков! И поделитесь этим способом с другом — или просто посторонним прохожим.

# 3. Наконец-то мой любимый дядя Федор приехал! Теперь мы вдвое больше сена для нашей коровки накосим!

Давайте посчитаем. Вдвое больше — вместе с дядей Федором. Значит, до этого — косил кто-то один (если бы косили двое — то с дядей федором стало бы в полтора раза больше). Все ясно.

А что делал Матроскин? Отдыхал. И советы давал.

Кот Матроскин — мастер делегировать. Будьте как Матроскин — найдите тех, кто будет с радостью работать на вас.

# 4. Ой, чё это мы зря его кормим. Пусть пользу приносит. Ну, скажи: — Кто там? Кто там? Ну скажи: Кто там? Кто там?

― Придет чужой человек, когда нас дома нет.
― Ну?
― Начнет в дверь стучать — галчонок спросит «Кто тама?» Человек подумает, что кто-то у нас дома есть, и ничего у нас вопровать на станет. Ясно тебе?

А вот некоторые дела нельзя поручать другим. Кот Матроскин первый сообразил приспособить галчонка к полезному делу.

И конечно, такое ответственное дело нельзя было поручить никому — это вам не сено для коровки косить.

Матроскин проявил чудеса настойчивости, сообразительности и дрессировочного мастерства. В итоге — галчонок при деле, чужой не пройдет, и ничего воровать не станет.

# 5. Вам мешают назойливые соседи? Избавьтесь от них — легко и быстро

― А чего это вы в сундуке везете?
― Это мы за грибами ходили, ясно вам?
― Конечно, ясно, чего тут не ясного. Они бы еще с чемоданом пошли.

Вот как надо от назойливых соседей отмахиваться. На подозрительный вопрос — давайте абсурдный ответ, и будет вам счастье и спокойствие от непрошенных гостей.

# 6. А я ничего не буду. Я экономить буду.

Матроскин — минималист. Ему не нужно лишнее, он согласен только на самое лучшее! Но этого лучшего у него будет — в два раза больше.

# 7. Я со своей Муркой ни за что теперь не расстанусь. Я и так счастливый был, а теперь в два раза счастливей стану. Потому что у меня две коровы есть.

Рецепт Матроскина очень прост: не заводите в доме ничего ненужного. Заводите нужное и приятное. Становитесь счастливы.

Потом заводите нужного и приятного в два раза больше. Становитесь в два раза счастливей. Профит!

# 8. В такую погоду свои дома сидят, телевизор смотрят, только чужие шастают. Не будем дверь открывать!

И это правильно. Не ходите в холодную противную погоду на улицу. Сидите дома, смотрите хорошие фильмы, и не открывайте двери тем, кто может вам помешать!

# 9. Шарик, по квитанции корова рыжая одна. Брали мы ее одну по квитанции. Сдавать будем одну, чтобы не нарушать отчетностей.

Не нарушать отчетностей — полезнейшая привычка. Вам все равно, а людям приятно. Я до сих пор не знаю, кому Гаврюша принадлежит по закону. Но что отчетность будет в порядке — не сомневаюсь ни секунды.

# 10. Средства у нас есть. У нас ума не хватает.

― Средства у нас есть. У нас ума не хватает. Говорил я этому охотнику — купи себе валенки. А он что?
― Что он?
― Пошел, кеды купил. Они, говорят, красивее.

Эта фраза — универсальный ответ на все наши главные вопросы. Примерно как «Хотели как лучше, получилось как обычно».

# 11. Что это мы все без молока и без молока, так и умереть можно!

Есть вещи, без которых вы вполне можете обойтись. Неделю там, или месяц, или даже еще чуть-чуть. Но без некоторых вещей обходиться не то чтобы можно — без них обходиться просто нельзя.

И важно понять, что для вас — это важное. Для Матроскина, например, это молоко.

# 12. Ох уж этот Шарик у нас, охотничек нашелся. Нет от тебя никаких доходов, расходы одни.

Матроскин — голос здравого смысла среди пустыни добрых намерений. Увидеть то, чего не существует, несложно, кто попало это делает. Увидеть то, что есть на самом деле — вот истинное мастерство.

# 13. А может, нам из него ездовую собаку сделать? Купим ему тележку, будем на нем молочко возить на базар? Огород на нем будем окучивать? Эй, ты, Шарик, хочешь, мы из тебе ездовую собаку сделаем, а?

Коротко, по делу, и очень толково. Если уж галчонок может пользу приносить — то уж собака тем более. Надо только с умом подойти к делу. И не постесняться задать откровенный вопрос.

# 14. Ну вот что ездовые собаки бывают, это я слышал. А вот что ездовые коты — это перебор.

Даже котам — даже котам! — иногда приходится применять грубую физическую силу. Главное — не занимайтесь этим слишком долго. Лучше почаще включайте свое самое полезное оружие — ум, сообразительность и зашкаливающее обаяние.

Помните — правильный бутерброд сам себя не съест!

# 15. А мы бы эту посылку и сами у вас не взяли. Зачем это нам гуталин?

― Это мой дядя прислал. Он сторожем живет на гуталиновой фабрике, у него этого гуталина — ну просто завались. Вот и шлет кому попало.

Иногда вам нужно просто сказать, что вы хотите — и вам все дадут.

А иногда этот метод не срабатывает. И тогда вам поможет хитрый прием с разворота. Например, такой: отвлекаете внимание — рассказываете интересную историю про родственника с гуталиновой фабрики — а специально подготовленные товарищи в это время быстро подменяют коробки с посылкой.

В итоге — товарищ Печкин ходит со своей коробкой, Шарик получает фоторужье, а Матроскин справедливо наслаждается знанием, что без него ничего бы не получилось.

Читать еще:  Объем кирпича русской печи

# 16. Ну и что это, что это за народное творчество?

― Э-э. это индейская национальная народная изба. Фиг-вам называется.
― Дожили. Мы его, можно сказать, на помойке нашли, отмыли, отчистили от очисток, а он нам фиг-вамы рисует. Эх, лучше бы дядя Федор вместо тебя черепаху завел, в коробочке.

Кто-то решил показать, что он тут слишком умный? Ум в домашнем хозяйстве — не главное. Здравого смысла он не заменит. И зашкаливающего чувства удовлетворенности собой — тоже.

# 17. «Поздравляю тебя, Шарик, ты балбес».

― Балбес он, балбес.
― Вы скажите ему об этом. Раскройте ему глаза. Чтоб у него прояснилось.
― Не могу. Мы уже два дня с ним не разговариваем.
― Не два, а три!

Как важно вовремя сказать кое-кому о главном. Раскрыть, так сказать, глаза. Чтобы у них прояснилось. И кот Матроскин показывает нам — как это сделать коротко, внятно и без лишних намеков.

Потому что намеков некоторые товарищи — не понимают!

# 18. УСЫ-ЛАПЫ-ХВОСТ! Вот мои документы.

Я не знаю, доступны ли Матроскину тайные знания, которые все так настойчиво пытаются обрести. Но я подозреваю, что ему доступны явные знания, спрятанные на самом виду, которые практически никто обрести не пытается.

# 19. А мы уже помирились. Помирились, когда дядю Федора из снега вытаскивали. Потому что совместный труд, для моей пользы — он объединяет.

Матроскин — альтернативный трудоголик. У него не бывает невыполнимых дел. Он всегда найдет, кому их перепоручить. Будьте как Матроскин — почаще объединяйтесь ради совместного труда для вашей пользы.

# 20. Подумаешь. Я ещё и вышивать могу. И на машинке, м-м-м. тоже.

Люди не всегда замечают ваши полезные умения и ценные навыки. Не поленитесь рассказать им, какой вы замечательный (-ая). Помогите им сделать доброе дело — погладить вас по голове или сделать еще что приятное. Иначе они сами не догадаются. Люди — непроницательны.

Не то, что кошки.

Как правило, усталость — это некая форма сопротивления или избегания того, что нужно делать. Предположим, вдруг по какой-то причине вы устали выносить мусор, убираться или мыть посуду. Скорее всего, само по себе действие не очень трудозатратное, но усталость имеет психологическую основу, потому что в этот момент вы, например, злитесь. Какая-то есть претензия, которую вы не осознаёте или кому-то не высказали. И на удержание этого в себе тратятся все ресурсы и силы вместо того, чтобы пойти разозлиться и договориться с домочадцами, что вы больше не хотите мыть посуду, потому что устали. И вот так может быть с чем угодно: с вредным начальником, переполненным автобусом и продавщицей-хамкой.

Вывод: нужно искать первоисточник раздражителя.

Можно ли разрешить проезд под «кирпич» дополнительной табличкой

Иногда жители домов и руководство компаний занимаются самодеятельностью — вывешивают на въезде знак «Въезд запрещен», путая его со знаком «Движение запрещено», а под ним табличку с надписью:

Такие таблички не могут разрешить въезд под «кирпич». Все виды знаков дополнительной информации — табличек — перечислили и показали в ПДД, и ничего подобного там нет. Применять знак 3.1 можно только с определенными табличками.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 33

«ДОРОГА» (СБОРНИК РАССКАЗОВ)

В штате Невада есть женщина, которой я однажды на протяжении нескольких часов лгал упорно, последовательно и нагло. Я не винюсь перед ней — упаси бог! Но объяснить ей кое-что мне бы хотелось. К сожалению, я не знаю ни имени ее, ни тем более теперешнего адреса. Может, ей случайно попадутся эти строки, и она не откажется черкнуть мне несколько слов.

Это было в городе Рено, штат Невада, летом тысяча восемьсот девяносто второго года. Время стояло ярмарочное, и пропасть жулья и всякого продувного народа наводнила город, не говоря уж о бродягах, налетевших голодной саранчой. Собственно, голодные бродяги и делали город «голодным». Они так настойчиво толкались в двери с черного хода, что двери притаились и молчали.

«В таком городе не больно разживешься», — говорили бродяги. Мне, во всяком случае, то и дело приходилось «забывать про обед», хоть я мог с кем угодно потягаться, когда надо было «перехватить взаймы», «пострелять», забрести «на дымок», «напроситься в гости» или подцепить на улице «легкую монету». И так не повезло мне в этом городишке, что в один прекрасный день, увернувшись от проводника, я вторгся очертя голову в неприкосновенный вагон, личную собственность какого-то бродячего миллионера. Поезд как раз тронулся, когда я вскочил на площадку вагона и устремился к его хозяину, преследуемый по пятам проводником, который уже простирал руки, готовясь меня схватить. Гонка была отчаянная: не успел я настичь миллионера, как мой преследователь настиг меня. Тут уж было не до обмена приветствиями. Задыхаясь, я выпалил: «Дайте четвертак — пожрать!» И, клянусь вам, миллионер полез в карман и дал мне… ровным счетом… двадцать пять центов. Мне думается, он был так ошеломлен, что действовал машинально. Я по сю пору простить себе не могу, что не нагрел его на доллар. Уверен, что он дал бы и доллар. Я тут же соскочил на ходу, к великому разочарованию проводника, который всячески норовил залепить мне по физиономии, без особого, впрочем, успеха. Но незавидное, скажу я вам, положение: представьте, что вы висите на поручне вагона и прыгаете с нижней ступеньки, стараясь не разбиться, а в это самое время разъяренный эфиоп, стоя на площадке, тычет вам в лицо сапожищем сорок шестого размера! Но как бы там ни было, а деньгами я разжился!

Однако вернемся к женщине, которой я так безбожно лгал. В тот день я уже намеревался отбыть из Рено. Дело было под вечер. Я задержался на бегах

— любопытно было поглядеть на тамошних лошадок — и не успел, что называется, «перекусить», вернее, не ел с утра. Аппетит у меня разыгрался, а между тем мне было известно, что в городе организован комитет безопасности и что ему надлежит избавить жителей от голодных бродяг, вроде меня, грешного. Немало бездомных моих собратьев попало уже в руки Закона, и солнечные долины Калифорнии тем неотступнее звали меня перемахнуть через хмурые гребни Сиерры. Но прежде чем отрясти от ног своих пыль города Рено, мне надо было решить две задачи: первая — еще этим вечером забраться на «глухую» площадку в поезде дальнего следования, идущем на запад, и вторая — слегка подкрепиться на дорогу. Ибо, даже если вы молоды, вам не понравится на голодный желудок трястись целую ночь напролет где-нибудь на площадке или крыше вагона, мчащегося во весь опор сквозь бураны и тоннели, мимо устремленных в небо снеговых вершин.

Но подкрепиться было не так-то просто. Меня уже «попросили» из десятка домов. По моему адресу то и дело летели нелестные замечания вроде того, что по мне скучает некий уютный уголок за решеткой и что это самое подходящее для меня место. Увы, все эти замечания были недалеки от истины. Потому-то я и собирался этим вечером податься на запад. В городе хозяйничал Закон, он охотился за сирыми и голодными, этими повседневными жильцами его владений за решеткой.

Читать еще:  Форма для кирпичей пластик

Были дома, где двери захлопывались у меня перед носом, обрывая на полуслове мою учтивую, нарочито смиренную просьбу пожертвовать что-нибудь на пропитание. В одном доме мне и вовсе не открыли. Я стоял на крыльце и стучался, а в окне стояли люди и глазели на незваного гостя. Кто-то поднял на руки упитанного бутуза, чтобы и он через головы взрослых полюбовался на бродягу, которого в этом доме не намерены были покормить.

Я уже подумывал перенести свои поиски в кварталы бедняков. Бедняк — это последний и верный оплот голодного бродяги. На бедняка всегда можно положиться: он не прогонит голодного от своего порога. Как часто, странствуя по Штатам, я безуспешно стучал в двери роскошных особняков на вершине холма; но не было случая, чтобы где-нибудь в речной низине или на гнилом болоте из лачуги с разбитыми окошками, заткнутыми тряпьем, не показалась изнуренная работой женщина и по-матерински приветливо не предложила мне зайти. О вы, лицемеры, проповедующие милосердие! Ступайте к беднякам и поучитесь у них, ибо только бедняк знает, что такое милосердие. Бедняк дает — или отказывает — не от избытков своих. Какие у него избытки! Он дает — и никогда не отказывает — от бедности своей и часто делится последним. Кость, брошенная псу, не говорит о милосердии. Милосердие — это кость, которую делишь с голодным псом, когда ты так же голоден, как и он.

Особенно запомнился мне разговор в одном доме, где меня в этот вечер выставили за порог. Окна столовой выходили на террасу, и я увидел человека, который, сидя за столом, уписывал пудинг — большущий мясной пудинг. Я стоял у двери, и, разговаривая со мной, он ни на минуту не отрывался от еды. Это был преуспевающий делец, с вершин успеха презрительно взиравший на тех, кому не повезло в жизни.

Он грубо оборвал мою просьбу дать мне поесть, прорычав сквозь зубы:

— Работать, небось, не хочешь?

Странный ответ! Ведь я и не заикнулся о работе. Речь шла о еде. Я и в самом деле не намерен был работать: я собирался этой же ночью поймать поезд, идущий на запад.

— Дай тебе работу, ты наверняка откажешься, — язвительно продолжал он.

Я взглянул на его робкую жену и понял, что только присутствие этого цербера мешает мне получить свою долю угощения. А между тем цербер продолжал уплетать пудинг. Обстоятельства требовали уступок, и я скрепя сердце сделал вид, будто согласен с его моралью о необходимости работать.

— Разумеется, я хочу работать, — солгал я.

— Враки! — презрительно фыркнул он.

— А вы испытайте меня, — настаивал я с задором.

— Ладно, — сказал он. — Приходи завтра туда-то и туда-то (я забыл куда), ну, где погорелый дом. Я поставлю тебя разбирать кирпич.

— Слушаюсь! Приду непременно.

Он что-то хрюкнул и опять уткнулся в тарелку. Я не уходил. Прошла минута, другая, и он воззрился на меня: какого, дескать, черта тебе еще надо?

— Ну! — властно гаркнул он.

— Я… А вы не покормите меня? — спросил я как можно деликатнее.

— Так я и знал, что ты не хочешь работать! — заорал он.

Положим, он был прав, но ведь это значит заниматься чтением мыслей; с точки зрения логики, его рассуждения никуда не годились. Однако нищему у порога приличествует смирение, и я принял его логику, как раньше его мораль.

— Видите ли, — продолжал я так же деликатно. — Я уже сейчас голоден. Что же будет со мной завтра! А ведь мне предстоит таскать кирпич, легко ли целый день работать на голодный желудок? Покормите меня сегодня, и завтра мне будет как раз в пору возиться с вашим кирпичом.

Не переставая жевать, он как будто задумался над моими словами. Я видел, что робкая жена готова за меня заступиться, но она так и не собралась с духом.

— Вот что я сделаю, — сказал он, дожевав один кусок и принимаясь за другой. — Выходи утром на

«Самая обаятельная и привлекательная»

Один из самых популярных фильмов начала перестройки, лидер проката 1985 года с целой плеядой любимых артистов, – Александра Абдулова, Ирины Муравьевой, Татьяны Васильевой и Леонида Куравлева. Фильм о поисках любимого человека, общественных стереотипах и собственном пути к счастью.

– А джинсы какие? Индийские? – Ты что с Урала? Что, вон, разве не видно по котону и по лейблу?

– Да я всё делаю по любви. Отсюда все мои неприятности.

– По расчету я не могу. Придется ждать любви. – Зря. По расчету очень даже можно. Лишь бы расчет был правильным.

– Так вот, первая теорема, которая не требует доказательств – «Не родись красивой, а родись активной».

«Труп президента таскали, привязав к автомобилю». Чем кончилось первое пришествие талибов в Кабул

Борис Соколов

Когда молодое движение «Талибан» ровно 25 лет назад впервые вошло в Кабул, взятие столицы было отмечено беспрецедентной жестокостью: расправами над членами правительства и всеми, кто талибам не нравился. Борис Соколов напоминает, как происходило и чем кончилось «первое пришествие» талибов.

27 сентября 1996 года движение «Талибан» впервые вошло в Кабул. Через четверть века нынешний захват афганской столицы во многом выглядит как дежавю, хотя события 1996 года, конечно, имели свои особенности. Сразу после захвата Кабула талибы казнили бывшего просоветского президента Мохаммада Наджибуллу, который вместе со своим братом Шапуром Ахмадзаем укрывался в здании миссии ООН. Оба они были схвачены, несмотря на дипломатический статус миссии, подвергнуты жестоким пыткам, кастрированы и расстреляны (по другой версии – запытаны до смерти).

Тела повесили на всеобщее обозрение с воткнутыми в рот денежными купюрами, а кадры жестокой расправы над бывшим главой Афганистана разошлись по всему миру. Эту казнь осудили многие страны, в том числе мусульманские. На постсоветском пространстве она вызвала особый резонанс, поскольку там хорошо помнили военную интервенцию СССР в Афганистане.

В Казахстане главный редактор павлодарской областной газеты «Звезда Прииртышья» Юрий Поминов так прокомментировал 30 сентября 1996 года смерть Наджибуллы в своем дневнике:

«Шокирующие новости из Афганистана, где всё ещё идёт война, теперь уже гражданская… Мятежные талибы, воюющие с правительственными войсками, захватили Кабул и первым делом повесили бывшего президента страны Наджибуллу — ставленника СССР. Н. находился в миссии ООН — это было что-то вроде домашнего ареста и своего рода «охранная грамота» от произвола в отношении него. Но и авторитет ООН не помог… Заодно с Наджибуллой казнили его брата, а затем труп бывшего президента таскали по улице Кабула, привязав за ноги к автомобилю!

Интересно, о чём думал Наджибулла в последние минуты своей жизни? Проклинал ли Москву, сделавшую его президентом-смертником? Просил ли защиты у Аллаха? О чём думали те, кто имел отношение к его назначению, видя на телеэкране его грязное, обезображенное тело? Говорят, у него много детей, каково будет теперь им?

Талибы же создали вместо бывшего правительства временный высший совет из пяти мулл и объявили Афганистан исламским государством».

Тела Мохаммада Наджибуллы и его брата Шапура Ахмадзая

А 3 октября Поминов отметил:

«Тела бывшего президента Афганистана Наджибуллы и его брата, казненных талибами, захватившими Кабул, были переданы для захоронения пуштунскому племени, вождём которого был в своё время дед Наджибуллы. Семья бывшего президента, так бесславно и трагически закончившего жизнь, не смогла принять участие в похоронах (она живёт в Дели)».

В тот момент талибы открыто расправлялись со своими противниками и не скрывали этого. Как пишут российские исследователи Вячеслав Белокреницкий и Руслан Сикоев, «27 сентября 1996 года талибы вступили в Кабул, предав его разграблению и сводя «старые счеты».

Читать еще:  Марка кирпича для колонны

В то же время многие афганцы в Кабуле верили, что талибы принесут стране мир, покончив с кровопролитием и властью главарей вооруженных отрядов на местах. Но их надежды не оправдались. Война не прекратилась, а «Талибан» ввел строгие шариатские законы, к которым жители Кабула не привыкли. 70 000 женщин и девушек были изгнаны из школ, десятки тысяч женщин потеряли работу. Многие чиновники прежнего правительства, не успевшие убежать, были убиты талибами. Среди них были члены семьи будущего президента Афганистана, влиятельного пуштунского лидера Хамида Карзая, который вынужден был бежать и вернулся в страну только с войсками международной коалиции, возглавив временное правительство, а потом стал президентом Афганистана.

29 сентября 1996 года талибы дали государственным служащим и военным правительственной армии 6 недель, чтобы отрастить бороды, в противном случае их грозили уволить со службы и наказать палками. И как раз в 25-ю годовщину захвата столицы стало известно, что «Талибан» вновь запретил мужчинам бриться и посещать барбершопы. Запрет подтвердил руководитель управления информации и культуры провинции Гильменд Хафиз Рашид Гильменди. И пусть официальный указ, вероятно, еще не выпустили, можно не сомневаться, что бритых среди афганских чиновников теперь не будет.

Можно не сомневаться, что бритых среди афганских чиновников теперь не будет

Незадолго до захвата Кабула, в августе 1996 года, в Афганистан в качестве «гостя» талибов прибыл лидер «Аль-Каиды» Усама бин Ладен, что сделало страну одним из центров международного терроризма и 5 лет спустя спровоцировало военную интервенцию США и их союзников после терактов 11 сентября 2001 года.

1998 г. Пресс-конференция Усамы бин Ладена в Хосте

В 1996 году захват Кабула талибами ни для кого не стал неожиданностью. Движение «Талибан» (это – множественное число от слова «талиб», которое на языке пушту означает «учащийся медресе») возникло в 1994 году в Южном Афганистане среди пуштунов при активной поддержке пакистанской армии и спецслужб. Большинство талибов окончили медресе в Пакистане. Как гласит легенда, движение «Талибан» родилось после следующего инцидента. Местные жители летом 1994 года попросили местного духовного авторитета муллу Мухаммеда Омара Ахунд-зада, бывшего командира отряда в джихаде против советских войск, помочь найти банду, которая изнасиловала несколько девушек. Омар мобилизовал своих студентов, которые поймали и казнили преступников. Затем отряд Омара спас мальчика, которого собирались изнасиловать офицеры правительственной армии. Вокруг отряда муллы Омара и возникло движение «Талибан». Оно быстро получило поддержку пуштунского населения юга и востока Афганистана, так как талибы прекратили анархию многочисленных и никому не подчинявшихся вооруженных отрядов.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

Страна Совета. Кто и как руководит «Талибаном»

Основу вооруженных сил талибов составили пуштунские отряды моджахедов, ранее боровшиеся против советской оккупации. Талибов не устроило то, что во временном правительстве президента Бурхануддина Раббани — таджика и лидера партии «Исламское общество Афганистана» — слишком большую роль играли таджики и представители других северных народов. Фактически правительство в Кабуле существовало номинально, поскольку продолжались боевые столкновения между таджикскими отрядами «Льва Панджшера» Ахмада Шаха Масуда, пуштунскими отрядами Гульбеддина Хекматияра и узбекскими отрядами Абдул-Рашида Дустума (хотя формально все эти три силы и поддерживали правительство). В Афганистане пуштуны, по разным оценкам, составляют от 40 до 50% населения (последняя цифра представляется более близкой к реальности). Достоверной статистики о доле различных этносов в населении Афганистана, равно как и статистики общей численности населения Афганистана, нет (в 2021 году, по разным оценкам, население страны составляло от 37,5 до 40 млн человек).

Афганские женщины под властью талибов

Талибы сначала разгромили Хекматияра в конце 1994 – начале 1995 года, но тогда им не удалось захватить Кабул, который удержала дивизия Ахмада Шаха Масуда. Масуду также удалось разбить узбекскую дивизию Абдул-Рашида Дустума. Но это была по сути пиррова победа, так как она лишь ослабила силы сопротивления талибам. В октябре 1995 года талибы снова осадили Кабул, который подвергался постоянным артиллерийским обстрелам с тысячами жертв среди гражданского населения. Зимой 1996 года ООН организовала чрезвычайный воздушный мост для доставки продовольствия в афганскую столицу.

Противники талибов пытались найти с ними какой-то компромисс. В частности, Абдул-Рашид Дустум во время поездки в Лондон в январе 1996 года заявил в интервью корреспонденту Би-Би-Си: «Талибы – это афганский народ и наши пуштунские братья. Мы не отделяем талибов от нашего народа, они часть нашей нации». Однако поиски компромисса ни к чему не привели, а лишь ослабили моральный дух сил сопротивления талибам. В июне Дустум, Масуд и Хекматияр попытались объединиться, чтобы противостоять «Талибану», и привлекли к союзу шиитов-хазарейцев, образовав Северный альянс (Объединенный исламский национальный фронт спасения Афганистана). Но было поздно. Пуштунские отряды Хекматияра в большинстве своем без боя перешли к талибам.

Это напоминает ситуацию 2021 года, когда солдаты афганской правительственной армии либо переходили на сторону талибов, либо расходились по домам. Но тогда сопротивление талибам не прекратилось. В конце августа движение «Талибан» начало наступление к востоку от Кабула. 11 сентября талибы взяли Джелалабад, не встретив сильного сопротивления. 25 сентября талибы захватили стратегически важный город Сароби в 60 км к востоку от Кабула. Масуд, опасаясь, что талибы вскоре возьмут Баграм и отрежут пути отхода из Кабула на север, и после измены отрядов Хекматияра не имея достаточно сил для защиты столицы, предпочел сдать Кабул без боя. Вечером 26 сентября город был эвакуирован.

Утром 27 сентября 1996 года талибы вошли в Кабул и начали расправы над своими противниками. Но тогда, в отличие от 2021 года, главнокомандующему Северного альянса Ахмад Шаху Масуду и Абудл-Рашиду Дустуму удалось удержать север Афганистана, и гражданская война продолжалась вплоть до американского вторжения в Афганистан в 2001 году, причем противники талибов пользовались поддержкой международного сообщества. Перед вводом войск США талибы смогли почти полностью победить в этой войне, убив Масуда с помощью террористов-смертников и захватив почти все северные провинции. Но в 1996 году гражданская война в Афганистане была еще в самом разгаре, и этим обстоятельством, возможно, частично объясняется жестокость, проявленная талибами при осаде и взятии Кабула. Замечу, что и противники талибов тоже проявляли излишнюю жестокость. Так, в мае — июне 1997 года, когда отряды Дустума выбили талибов из Мазари-Шарифа, узбеки казнили от нескольких сотен до 3000 талибов.

В 2021 году ситуация была уже совсем иной. Взятие Кабула знаменовало собой окончание гражданской войны, противников талибов никто поддерживать не собирался, а сами они добиваются признания со стороны международного сообщества (не без деятельного участия России). Этим и объясняется их относительная умеренность и отсутствие публичных казней при последнем взятии Кабула.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector